Пожары в театрах

Издавна пожары являлись злом для теат­ральной сцены. Мало найдется в мире те­атров, которых не коснулась бы разруши­тельная сила огня. Этой горькой участи, ви­димо, удалось избежать только античному театру с его открытым амфитеатром и просторной сценой, без кулис и занавеса. По мере того как театральные здания приобретали монументальность, росла помпезность постановок, увеличилась и угроза возникновения пожара. Стремление служителей Мель­помены ошеломить неискушенного зрителя пышностью декораций, роскошью костюмов, удивить блеском и ми­шурой, вызвать восхищение затейливостью фейерверка нередко оборачивалось беспощадным буйством огнен­ной стихии, в объятьях которой гибли как сами творцы чудес, так и тот, кто пришел окунуться в сказочный мир театра.

Но зрелища таили в себе столько притягательности и очарования, что ужасающие катастрофы быстро за­бывались и доверчивый зритель снова и снова устрем­лялся в балаганы, цирки, позолоченные залы роскош­ных театров. Потребовались долгие годы поисков, преж­де чем были найдены способы безопасности зрелищ­ных представлений. Строители, инженеры, просто пок­лонники театрального искусства на протяжении столе­тий настойчиво изыскивали возможность сделать театры неуязвимыми для огня.

Историю строительства зданий, предназначенных для зрелищных представлений, и почти все значитель­ные пожары, происшедшие со времени зарождения театрального искусства, досконально изучил и затем описал Густав Эффенбергер в книге «Вселенная в огне». Этот труд, содержащий богатый фактический материал «о больших и интересных пожарах всех столетий», был издан в Ганновере на немецком языке накануне пер­вой мировой войны и поэтому, видимо, остался не за­меченным для специалистов и не переведенным на ино­странные языки.

Первое подробное описание крупной театральной катастрофы относится к 1668 г. Это произошло в театре Копенгагена, столице королевства Дании. На праздно­вание дня рождения второго сына король пригласил «Оперу и прекрасную музыку». Так как подходящих помещений для подобных представлений не было, око­ло королевского замка Амалиенборг был построен из дерева специальный театр, который внутри был укра­шен переплетенными ветками можжевельника, много­численными масляными лампами и бумажными фона­риками со свечами. 13 апреля приглашенная Опера да­ла первый спектакль. Выступление понравилось настоль­ко, что знатные семьи попросили короля разрешить повторить спектакль. Разрешение было дано, и 19 ап­реля должно было состояться повторное представле­ние. Театр был заполнен до последних мест, каждый предвкушал увидеть прекрасное искусство. Содержа­ние либретто оперы заключалось в победе в войне и заключении мира. В конце первого акта появлялся бог войны Марс, который разбрасывал вокруг себя «огне­дышащих чертей». Это и привело к несчастью. Не­сколько искр упало на высохшие ветки можжевельника и подожгло их. Со скоростью мысли огонь начал рас­пространяться по покрытым масляной краской дере­вянным постройкам, быстро воспламеняющимся деко­рациям, за короткое время охватив все помещение. Среди 2000 присутствующих зрителей, представлявших элиту копенгагенского общества, поднялась ужасная паника. Во время безнадежной борьбы за спасение большинство женщин и детей упали под ноги бежавших, многие были зажаты в толчее, образовавшейся в проходах, или сбиты с ног. Достаточно было четвер­ти часа, чтобы все здание превратилось в пепел. Жад­ные языки пламени, раздуваемые ветром, перекинулись на королевский замок Амалиенборг и уничтожили са­мые дорогие произведения искусства. Каждая попытка потушить пожар была тщетной, и даже суда в морской гавани удалось спасти от пламени с большим трудом.

Пожар в замке Амалиенборг, Копенгаген

Пожар в замке Амалиенборг, Копенгаген

Когда огонь сделал свое зловещее дело, под об­ломками было найдено 290 трупов, а из тех, кому удалось избежать гибели от огня, 78 получили увечья и тяжелые ранения.

Только счастливой случайностью можно объяснить то, что никто из членов королевской семьи, за исклю­чением принца Глюксбурга, не находился в театре; последнему с трудом удалось избежать страшной смер­ти, но его дворецкий сгорел.

Густав Эффенбергер, после скрупулезного изучения архивных материалов и известных литературных источ­ников установил, что после пожара в Копенгагене еще 1200 театров стали жертвами пожаров, из них добрая половина сгорела дотла. Из 600 пожаров, полностью обративших в пепел театральные здания, в 72 случаях в момент возникновения пожара публика находилась в театре. Эти 72 пожара в 24 случаях закончились страш­ными катастрофами — гибелью большого количества людей, присутствовавших на театральном представле­нии. Статистика показывает, что наиболее ужасные по­жары с большими человеческими жертвами происходи­ли в Париже, Лондоне, Вене, Чикаго, Нью-Йорке, Сан-Франциско, Карлсруэ, Мадриде и некоторых других крупных городах.

Любопытна классификация причин пожаров в теат­рах, происшедших в XIX столетии. Из 100 зарегистри­рованных в различных странах мира пожаров 37 воз­никли по причине неосторожного обращения с огнем обслуживающего персонала, в 21 случае пожары проис­ходили из-за нарушения правил обращения с газовы­ми лампами, которые до появления электричества бы­ли основным средством освещения. В 16 случаях при­чиной пожаров явились неисправность и неправильная эксплуатация отопительных систем, 17 театров сгорели из-за неосторожного применения на сцене фейервер­ка и огнестрельного оружия, 3 театра пострадали от поджогов. Остальные 6 пожаров в театрах вспыхнули во время проведения строительно-ремонтных работ и в результате военных действий.

По далеко не полным данным, за время с 1751 по 1885 г. в результате пожаров в театрах, цирках и ба­лаганах погибли 6735 человек. В последующем вплоть до наших дней то один, то другой театр становился жертвой пожара. В печальном перечне театров, пожа­ры в которых унесли десятки и сотни человеческих жизней, числятся:

Название театра, год пожара Число погибших
театр в Амстердаме, 1772 г. 16
театр «Колизей» в Сарагоссе, 1778 г. 77
театр в Каподи в Истрии, 1794 г. 1000
балаган Лемана в Петербурге, 1836 г. 126
театр в Кантоне, 1845 г. 1670
театр в Квебеке, 1846 г. 200
театр в Карлсруэ, 1847 г. 63
театр в Нью-Йорке, 1876 г. 283
Ринг-театр в Вене, 1881 г. 600
комическая опера в Париже, 1887 г. 100
цирк в Бердичеве, 1883 г. 300
театр «Ирокез» в Чикаго, 1903 г. 580
театр «Новедадес» в Мадриде, 1926 г. 80
цирк в Нитерое, 1960 г. 350

В большинстве случаев первоначальные очаги пожаров возникали в сценической части театров, откуда огонь и дым молниеносно проникали в зрительные за­лы, создавая угрозу жизни людей. При подобных об­стоятельствах в Нью-Йорке 5 декабря 1876 г. произошла крупная катастрофа в театре Бруклина. Это был срав­нительно новый театр, открытый всего пять лет назад. По архитектуре, планировке и отделке помещений он считался одним из лучших в городе. Театр вмещал 1450 зрителей.

Здание театра в Бруклине до пожара, Нью-Йорк, США

Здание театра в Бруклине до пожара, Нью-Йорк, США

На вечернем представлении в театре присутствовало около 1000 человек, в том числе 250 в партере, 350 в бельэтаже и 400 в галерее. Когда спектакль уже под­ходил к концу, загорелась над планшетом сцены мяг­кая декоративная ткань. Причиной воспламенения ткани, видимо, послужил газовый светильник. Один из рабо­чих сцены, заметив появившийся огонь, быстро под­нялся на галерею и попытался длинной палкой сбить пламя с ткани. Но его усилия не увенчались успехом, декорации продолжали гореть. Сам он получил тяже­лые ожоги и через два дня скончался в больнице. Директор театра, машинист и другие рабочие сцены также тщетно пытались потушить пожар. Пламя быст­ро распространялось вверх сценической коробки. Ар­тисты, хотя и видели появившийся над их головами огонь, продолжали бесстрашно играть свои роли, не прерывая диалогов.

Схема пожара в театре Бруклина

Схема пожара в театре Бруклина

  1. Место возникновения возгорания, где тканевый занавес, по-видимому, соприкоснулся с пламенем газовой лампы. Первым огонь заметил помощник режиссера Торп и, возможно, другие. Вода для того, чтобы потушить очаг возгорания, не была доступна. Он отдает приказ рабочим сцены сбить пламя.
  2. Актеры и рабочие сцены эвакуируются через выход на Джонсон-стрит.
  3. Люди, сидящие перед сценой в партере были эвакуированы в тчечение нескольких минут (250 человек) через два выхода.
  4. Зрители на балконе 2 этажа имеют два пути эвакуации — оба по однопролетным лестницам вниз. Выход на Flood Alley заперт.
  5. Большинство жертв сидели на балконе 3 этажа, эвакуироваться с которого можно было только по единственной узкой летснице к выходу на Вашингтон-стрит.
Пожар в театре Бруклина. Обложка Harpers's Weekly

Пожар в театре Бруклина. Обложка Harpers's Weekly

Наконец, когда на сцену дождем посыпались искры и стали падать горящие обрывки декораций, режиссер прервал спектакль. Он подошел к рампе и крикнул, чтобы публика как можно быстрее покинула театр. Эти слова повергли зрителей в панику.

Мужчины и женщины бросились к выходу, многие в образовавшейся толкучке были раздавлены и затоп­таны насмерть. Среди них оказались и полицейские, дежурившие в вестибюле. Толпа людей буквально спрессовалась у выхода наружу, каждый всеми силами стремился как можно быстрее выйти из горящего по­мещения. Некоторые вырывались из давки ценой не­вероятных усилий, почти без одежды, покрытые синя­ками и ссадинами.

Разбор завалов после пожара в Бруклинском театре, Нью-Йорк, США

Разбор завалов после пожара в Бруклинском театре, Нью-Йорк, США

Запасные выходы из зрительного зала почти не ис­пользовались, так как зрители устремились к тем не­многочисленным дверям, через которые они вошли в театр перед началом представления. Пожар развивался очень быстро. К прибытию пожарных частей Нью-Йорка огонь охватил сцену, зрительный зал, фойе и подсоб­ные помещения. Все усилия пожарных были направле­ны на спасение людей, которым угрожала гибель в ог­не. Очень скоро обрушились несущие конструкции и здание обвалилось. Всю ночь пожарные продолжали проливать водой горящие развалины. О количестве по­гибших узнали только на следующее утро, когда ста­ли разбирать обгоревшие остатки здания. Под развали­нами театра, у выхода, нашли 50 трупов. Чем дальше производилась разборка обрушившихся конструкций, тем больше обнаруживалось жертв. Всего на пожарище было найдено 283 трупа.

Развалины тетра Брулина после пожара

Развалины тетра Брулина после пожара

Пять лет спустя еще более страшная катастрофа произошла в «Ринг-театре» Вены. Этот театр был пост­роен в 1873 г. известным австрийским архитектором Риттером фон Фёрстером с необыкновенной пышно­стью. Мрамор, дорогие сорта дерева, скульптуры, ко­ваные решетки, лепка и позолота украшали театраль­ные залы и особенно ложи для избранной публики. Роскошное убранство дополнялось вычурной мебелью, портьерами и занавесами из дорогого бархата, гобеле­нами, картинами. В партере, ложах и ярусах насчиты­валось 1760 мест.

Здание Ринг-театра в Вене до пожара

Здание Ринг-театра в Вене до пожара

Для придания театру большего уюта архитектор спроектировал лестницы, ведущие в партер и ложи, скрытыми — подход к ним был возможен только через гардеробные помещения и верхние ярусы. Сам архи­тектор признавал, что внутренняя планировка театра неудобна и небезопасна для людей, но, поддавшись настояниям заказчиков, проекта не изменил. При строи­тельстве здания главное внимание обращалось на рос­кошь и внешний блеск театра. Не были учтены даже требования безопасности при устройстве дверей: все они открывались внутрь помещений, хотя тогда уже в большинству зрелищных зданий было признано необ­ходимым двери навешивать так, чтобы они открывались по ходу эвакуации людей из помещений. Неудачная планировка путей эвакуации в «Ринг-театре» имела са­мые пагубные последствия и оказалась одной из основ­ных причин гибели людей.

8 декабря 1881 г. на вечернем представлении, как всегда, в театре все места были заняты. До начала ве­селой венской комедии оставалось 7 минут. Публика — от партера до верхней галереи — с нетерпением ожи­дала выхода актеров.

Тяжелый, расшитый золотом бархатный занавес еще отделял зрителей от сцены. В это время там за­канчивались последние приготовления к спектаклю: один из рабочих с длинным шестом в руках, на верх­нем конце которого находилась маленькая спиртовая лампочка, зажигал газовые рожки софитов. В момент перевода шеста к следующим софитам пламя лампы прикоснулось к висящей декорации, изготовленной из легкой газовой ткани. Ткань вспыхнула, зажигая сосед­ние декорации. Машинист сцены крикнул рабочим на колосниках: «Опустите проспект!» Вслед за этим чет­веро рабочих сразу бросились на первую галерею сце­ны, чтобы обрезать веревки от загоревшихся декора­ций и тем самым не дать огню возможности уйти вверх

Обрезать веревки и сбросить загоревшиеся деко­рации на пол не удалось. Рабочие на галереях и ко­лосниках, пытавшиеся самоотверженно бороться с ог­нем, погибли. Воспламенение массы подвешенных легкогорючих декораций произошло очень быстро — поч­ти мгновенно вся сцена оказалась в огне.

Неожиданно на глазах тысячи ничего не подозреваю­щих зрителей тяжелый бархатный занавес заколебался, а затем стремительно взвился к самому потолку, об­нажив пылающую сцену. Это образовавшаяся сильная тяга воздуха отбросила занавес, лавина огня, дыма и раскаленного воздуха с гулом ворвалась в зрительный зал. Не прошло 2—3 минут с момента возникновения пожара, как огненная масса и густой едкий дым рас­пространились на весь громадный зал, неся людям смерть. Вот как описывают очевидцы разразившуюся катастрофу.

Пожар в Ринг-театре в Вене. Полыхающий занавес взлетает вверх, открывая вид на горящую сцену

Пожар в Ринг-театре в Вене. Полыхающий занавес взлетает вверх, открывая вид на горящую сцену

Артист театра Мейснер в момент возникновения по­жара находился в артистической уборной, расположен­ной на третьем этаже, за сценой. «Услышав шум,— рассказывал он позже,— я вышел на лестницу. Тут, вни­зу, уже столпилась целая масса спасающихся артистов и служащих. Неожиданно погас свет, наступила непро­ницаемая темнота, раздались стоны и крики, каждый стремился быстрее к выходу, образовалась неописуе­мая давка. Вырвался я из тисков толпы с нечеловечес­кими усилиями — каким образом, я теперь не могу вспомнить. Чувствовал только, что скольжу по телам и головам других. Всякое сочувствие и сострадание к ближнему исчезло. Я пробиваюсь через груды стону­щих тел, теряю последние силы, падаю и не могу встать. Но ужас близкой смерти придает мне новые силы, расталкивая людские тела, рвусь к выходу. Рас­каленный, густо насыщенный дымом воздух настигает меня, какая-то неведомая удушающая сила сдавливает грудь и отнимает дыхание. Раздается грозный шум, подобно урагану, бушующему в дремучем лесу. Как потом оказалось, это море огня и дыма ворвалось в зрительный зал…Я нахожусь в боковом проходе, и мне сразу становится легче дышать, горячий воздух не так обжигает легкие, все меньше и меньше дыма. Я оказываюсь у выхода, вот оно, спасение, рядом — стою у входной двери. Но ужас: она открывается внутрь, а не наружу. Меня грудью придавливает к полотнищу двери так, что я не могу двинуть ни рукой, ни ногой. Хрипение, крики и стоны людей делаются невыносимы­ми. Кажется, в ужасной давке все потеряно и мы все погибнем в этой ловушке. Но в критических случаях силы человека неисчерпаемы: отталкиваю назад нава­лившихся на меня людей и с невероятным усилием ос­вобождаю дверь, выскальзывая из образовавшейся ще­ли на улицу».

Пожар в Ринг-театре Вены. 8 декабря 1881 года

Пожар в Ринг-театре Вены. 8 декабря 1881 года

В безвыходное положение попали многие зрители, не имевшие возможности в условиях давки воспользоваться открывавшимися внутрь помещения две­рями запасных выходов.

Музыкант оркестра был в оркестровой яме, когда ус­лышал шум на сцене. «Я и все другие, находившиеся рядом музыканты, думали, что на сцене возникла силь­ная ссора, которая вот-вот утихнет. Внезапно весь за­навес взметнулся вверх, и на нас со сцены хлынуло пламя. В один момент мне удалось перескочить из оркестра в боковой выход партера и пробежать не­сколько метров. Я не успел достигнуть выхода, как сверху опустилось облако горящего дыма. Это была темная, тягучая масса, превратившая все пространство в непроницаемую мглу. Плотный дым опускался свер­ху. Теряя сознание, я упал, и это спасло меня: у пола ос­тавалось пространство, где можно было дышать. Отчет­ливо слышал, как из партера и всех ярусов раздались стоны, жалобный плач и надрывающие душу крики. Это были предсмертные муки задыхающихся от дыма жертв. С большим трудом мне удалось приподняться и ползком под дымной пеленой добраться до входной двери, откуда поступал приток свежего воздуха. Здесь мне оказали помощь пожарные».

Пожарные спасают людей из ловушки при пожаре в Ринг-театре в Вене, 1881 год

Пожарные спасают людей из ловушки при пожаре в Ринг-театре в Вене, 1881 год

Георг Вебер, мастер по театральным машинам, позд­нее рассказывал: «Как только я поступил на работу в «Ринг-театр», я сразу обратил внимание инспектора-осветителя на опасный характер освещения на сцене. Инспектор согласился в какой-то мере с моим мнением, но в освещении сцены ничего изменено не было. До это­го я работал в театре города Кобурга, где очень строго соблюдались меры предосторожности и в образцовом состоянии содержались противопожарные средства. В «Ринг-театре» этим пренебрегали: железный занавес был выполнен небрежно, часто при опускании и подъеме заедал, почти не было средств тушения пожара.

Сцены пожара в Ринг-театре в Вене: работа пожарных, забитые телами выходы, развалины театра

Сцены пожара в Ринг-театре в Вене: работа пожарных, забитые телами выходы, развалины театра

Все это я считал своим долгом довести до сведения директора «Ринг-театра» и некоторых других должност­ных лиц. В ответ директор с неудовольствием сказал: «Мы не в Кобурге. Мы играем комедии в веселой Вене». Мои старания улучшить пожарную безопасность театра оказались напрасными».

Пожар в Ринг-театре. Поиск и опознание погибших

Пожар в Ринг-театре. Поиск и опознание погибших

Катастрофические последствия и обстоятельства воз­никновения пожаров в театрах Нью-Йорка и Вены стали известны театральным кругам, владельцам театральных трупп, работникам пожарной службы. В газетах того времени подробно освещались причины, приведшие к гибели людей. Особенно подчеркивалось, что непра­вильно устроены и размещены лестницы, выходы и двери. Обращалось внимание и на то, что зрительный зал должен быть обязательно изолирован от сцены в момент возникновения пожара. Эту техническую зада­чу должен выполнять противопожарный занавес. В те­атре Бруклина такого занавеса вообще не было, а в «Ринг-театре» он был столь несовершенной конструкции, что опустить его оказалось невозможным. Потре­бовались десятилетия, прежде чем конструкция и ме­ханизм приведения в действие противопожарного зана­веса смогли удовлетворять требованиям пожарной бе­зопасности. Как только это было достигнуто, сцена сразу же перестала угрожать зрительному залу и люди, нахо­дящиеся там, могли при возникновении пожара выйти из здания театра.

Первый занавес, видимо, был создан во Франции и впервые применен в театре «Одеон» (Париж) в 1826 г. Сделан он был из листового железа. Через несколько месяцев от него отказались и заменили противопожар­ным занавесом из металлических полос, просущество­вавшим в театре до 1890 года.

Противопожарный занавес должен удовлетворять ряду строгих требований:

  • вы­полняться из огнестойких материалов и выдерживать температуру при пожаре не менее 1000 градусов;
  • быст­ро закрываться — время закрывания занавесом сцени­ческого проема не должно превышать 30—40 секунд;
  • противостоять давлению не менее 100 килограммов на квадратный метр площади, так как при интенсивном горении на сцене развивается значительное избыточное давление;
  • конструкция занавеса должна быть исключительно безотказной при опускании и подъеме, а также иметь не менее двух автономных систем при­ведения его в действие.
Противопожарный занавес на сцене театра

Противопожарный занавес на сцене театра

Пожар в венском «Ринг-театре» свидетельствовал о необходимости учитывать требования безопасности при сооружении новых театров, которые касались как пла­нировки помещений и путей эвакуации, так и обеспе­чения театров эффективными средствами тушения по­жаров. Но осуществление противопожарных мероприя­тий требовало значительных затрат. Это сразу же вошло в противоречие с интересами владельцев театров, за­ботящихся в первую очередь о получении максималь­ных прибылей. Частнопредпринимательская деятель­ность и корыстные интересы театральных воротил ог­раничивали, а во многих случаях делали невозможным внедрение этих мер. А между тем объемы зрелищных учреждений стремительно росли — сооружались но­вые, все более громадные театры и вместительные цирки. По определению одного архитектора того вре­мени, «театральную сцену можно уподобить прекрасно сооруженной печи, в которой, рукой искуснейшего ко­чегара расположены горючие материалы».

Были сложности и другого порядка. Специалисты столкнулись с трудностью определения характера дви­жения и направления потоков воздуха, газов и дыма, которые образуются при пожарах в театрах. Знание же этих данных было необходимо для успешной борьбы с такими явлениями. Сразу после пожара в «Ринг-теат­ре» в Вене построили театр-модель, на которой в при­сутствии театральных деятелей, архитекторов, инжене­ров и пожарных были произведены опыты по имитации пожаров, их тушению и приемам эвакуации зрителей. Опыты подтвердили высокую эффективность противо­пожарного занавеса как средства защиты зрительного зала. Вместе с тем определилась необходимость уст­ройства над сценой специальных клапанов для выпуска дыма и других продуктов горения, образующихся во время пожара. В рекомендательном порядке специа­листы высказались за необходимость устройства на сце­не «водяного орошения — искусственного дождя». Оставалось сделать один шаг до применения автомати­ческих установок пожаротушения, которые появились в США в 1882 г. и получили название спринклерных установок системы Гринель.

Одни из первых спринклерных оросителей

Одни из первых спринклерных оросителей

Выводы авторитетных специалистов имели большое значение для снижения пожарной опасности театраль­ных зрелищ. Но большинство театральных предприни­мателей игнорировали эти рекомендации или стреми­лись их осуществить формально, без больших затрат средств, не заботясь о безопасности зрителей, артис­тов и обслуживающего персонала. Это особенно нагляд­но проявилось во время пожаров в чикагском театре «Ирокез» и мадридском театре «Новедадес», сопро­вождавшихся тяжелыми последствиями.

Театр "Ирокез" в Чикаго перед пожаром, США, 1903 год

Театр "Ирокез" в Чикаго перед пожаром, США, 1903 год

Пожар в театре «Ирокез» 30 декабря 1903 г. послу­жил прологом серии последующих катастроф в театрах, цирках и кинотеатрах в XX веке. Об этом пожаре имеют­ся следующие сведения: пожар начался от искры ацети­леновой лампы, используемой для получения на сцене эффекта лунного света. Электротехник Мюллен увидел, как загорелась ткань. Он попытался потушить огонь, но тщетно: пламя охватило легкую декорацию и разрос­лось с невероятной быстротой. Прибежавший пожарный, дежуривший на сцене в составе добровольцев, бросил­ся тушить пожар патентованным огнетушителем в виде трубки с «огнегасительной» жидкостью. Но сделал это настолько неумело, что жидкость попала в совершен­но противоположную сторону. Хотя огонь очень быстро распространялся, но вначале не произошло никакой па­ники. Комик Фой бросился полуодетый на сцену, уго­варивая публику сохранять спокойствие, не уходить из зала, в то же время он приказал оркестру исполнять веселые мелодии. Музыканты видели опасность прямо перед собой, и лишь немногие из них повиновались артисту.

Пожар в чикагском театре "Ирокез". Артисты на сцене перед пожаром. Знаком показано место, где начался пожар

Пожар в чикагском театре "Ирокез". Артисты на сцене перед пожаром. Знаком показано место, где начался пожар

На спектакле присутствовало много детей. Видя языки пламени, вырывавшиеся со стороны кулисы, они смеялись и даже аплодировали. Многие из них кричали: «Смотрите, смотрите, как интересно, луна горит!» На глазах зрителей пожар очень быстро разросся до больших размеров. Директор театра приказал немед­ленно опустить противопожарный занавес, чтобы изо­лировать сцену. Но конструкция занавеса не была долж­ным образом отработана и в момент опускания его заклинило. Несмотря на все усилия машиниста, занавес оставался неподвижным, дым со стороны сцены стал про­никать в переполненный зрительный зал.

Нелли Рид, солистка балета, погибшая во время пожара в театре "Ирокез", Чикаго, США

Нелли Рид, солистка балета, погибшая во время пожара в театре "Ирокез", Чикаго, США

На этом кончаются разумные действия админист­рации, артистов и дежурных пожарных. В дальнейшем все они думали только о собственном спасении, нимало не заботясь о судьбе зрителей. Первыми обратились в бегство директор театра и все актеры, за ними по­следовали рабочие сцены, билетеры и другой обслу­живающий персонал. Никто не попытался вызвать по­жарную охрану города. Даже находившийся на сцене на дежурстве большой отряд добровольных пожарных оказался охваченным сильнейшей паникой. Увидев пла­мя, все они, как по команде, стремглав бросились к выходам, не подумав что-либо сделать для прекраще­ния пожара. Публика никем не была предупреждена о необходимости срочно выйти из зала и спокойно продолжала сидеть. Раздавшийся женский крик из пар­тера: «Пожар!» сразу вызвал панику. Через несколько секунд на сцене с грохотом взорвались два ацетиле­новых баллона. Взрывом разрушило все провода элект­рического освещения, в зале воцарился полнейший мрак, прорезываемый красноватыми языками пламени, вырывавшимися сквозь оставленный занавесом проем. Только тогда находящиеся в зале люди полностью осоз­нали степень нависшей опасности: крик ужаса вырвался из тысячи грудей. Публика в темноте бросилась к двум выходам. Взрослые, отталкивая детей, стреми­лись побыстрее выбраться наружу. Образовалась давка. Менее чем в одну минуту центральные проходы ока­зались забитыми телами. Остальные выходы были сво­бодными, ими воспользовались только артисты и слу­жебный персонал театра. Убегая из театра, они оста­вили двери за собой открытыми, что создало в зда­нии сильную тягу, способствовавшую быстрому рас­пространению огня. Зрители, занимавшие места на бал­коне, обезумев от страха, соскакивали в партер, уби­вая при этом женщин и детей. Балконы вследствие тес­ного расположения рядов и недостаточной ширины вы­ходов оказались настоящими западнями. Там в неве­роятной тесноте сидело 900 человек, преимуществен­но женщины и дети, большинство которых погибли ужасной смертью.

Измерение ширины эвакуационного выхода после пожара в театре "Ирокез"

Измерение ширины эвакуационного выхода после пожара в театре "Ирокез"

Когда прибывшие пожарные Чикаго проникли в по­мещение театра, там царила полная тьма, так что приш­лось взять из соседних лавок весь запас фонарей. При этом скудном освещении спасатели увидели ужасающие признаки того, как беспощадно велась здесь борьба за жизнь. В проходах лежали груды трупов высотой в два человеческих роста: у многих лица растоптаны до неузнаваемости, все платье сорвано с тела, дети це­лыми группами придавлены к стенам. В углах были найдены под грудой тел живые еще люди: высоко на­валенные трупы защитили их от дыма и газов и спасли от растаптывания.

Основной выход с балкона первого яруса театре "Ирокез", где погибло большое количество людей

Основной выход с балкона первого яруса театре "Ирокез", где погибло большое количество людей

О пожаре в театре «Ирокез» стало известно во всем мире. Но лишь некоторые театральные деятели и работники пожарной охраны сделали из этого слу­чая соответствующие выводы. В большинстве же теат­ров все оставалось по-прежнему, и мерам пожарной безопасности отводилась второстепенная роль.

Пожар в театре «Ирокез» унес около 600 челове­ческих жизней, главным образом женщин и детей. Из 150 артистов и персонала театра ни один человек не погиб, не получил ранений или ожогов. Даже коми­ческий актер Фой, призывавший в начале пожара взрос­лых и детей оставаться спокойными и не выходить из зала, сумел спасти свою жизнь и без царапинки выйти из горящего театра. Персонал театра хорошо знал рас­положение выходов из здания и мог показать их находя­щимся в зале. Но он первым покинул горящее здание, бросив попавших в беду-зрителей на произвол судьбы.

Фотографии последствий пожара в театре «Ирокез», Чикаго, декабрь 1903 годаWe cannot display this gallery

История знает и много других случаев, когда пер­сонал театров жертвовал своей жизнью во имя спасе­ния людей. Так было в венском «Ринг-театре», где ра­бочие сцены попытались потушить пожар, рискуя собой. Не их вина, что это не удалось сделать. Так было и в Дармштадте. Ламповщик, увидев, что загорелся один из софитов, бросился вверх на колосники, чтобы перерубить веревки, на которых крепились софиты, и сгорел заживо. Так было и в Брюссельском театре, когда во время спектакля загорелись подвесные деко­рации. Машинист сцены с верхних кулис делал попытки отрезать веревки, и сбросить декорации на пол. Он и трое пришедших ему на помощь рабочих погибли в огне.

Можно привести много случаев, когда благодаря ис­ключительной находчивости и самообладанию работ­ников театров, удалось избежать во время возникно­вения пожаров катастрофических последствий.

В Эдинбурге во время вечернего спектакля заго­релся «Ампир-театр», рассчитанный на 2000 зрителей. Огонь быстро охватил сцену. Публика бросилась к вы­ходам. В это время директор театра выбежал на аван­сцену и приказал опустить противопожарный занавес, что было четко и быстро выполнено рабочими сцены. Одновременно он отдал распоряжение музыкантам иг­рать национальный гимн. Его громкий, уверенный голос, призывающий зрителей к спокойствию и организован­ному выходу, подействовал успокаивающе. Паника улег­лась, и зрители спокойно покинули театр. Здание «Ам­пир-театра» сильно пострадало от огня.

Во время спектакля начался пожар в одном из аме­риканских театров (Техас). Зрительный зал был пере­полнен, и паника казалась неминуемой. Тогда одна из актрис нашла своеобразный способ подействовать на публику. Она спокойно вошла на авансцену и полным трагизма голосом объявила, что всеми любимый ди­ректор театра в порыве ревности зарезал свою любов­ницу и покончил с собой, их тела перенесли в сосед­нее помещение и потрясенная труппа больше продол­жать спектакль не в силах. Она просила зрителей как можно быстрее покинуть зал. Публика, пораженная сообщением, немедленно очистила помещение. Через несколько минут пламя охватило весь зрительный зал. На следующий день благодарные зрители преподнесли артистке большую сумму денег.

Не допустить панику среди зрителей — это обязан­ность работников театров, цирков и других зрелищных учреждений, ибо паника сама по себе нередко приво­дит к большим жертвам, чем пожар. Известен такой факт. В Бильбао (Испания) во время представления в переполненном зрителями цирке возникла паника из-за того, что кто-то крикнул: «Пожар!». Администрации не удалось успокоить публику. Люди в беспорядке бросились к выходам, при этом было задавлено нас­мерть 44 человека, преимущественно женщины и дети. Многие получили ранения и ушибы. На самом деле никакого пожара в цирке не было и никакой реальной угрозы жизни людей не существовало.

Прошло еще несколько десятилетий после катаст­роф в Нью-Йорке, Вене, Чикаго, прежде чем в арсенал защиты театров от пожаров прочно вошли такие строи­тельные и технические решения, как широкое исполь­зование огнестойких строительных конструкций, мате­риалов и противопожарных стен; рациональная плани­ровка зрительных мест и путей эвакуации, дающая воз­можность освйбодить помещения от людей за считан­ные минуты; оборудование помещений внутренними противопожарными водопроводами, спринклерными и дренчерными установками, обеспечивающими тушение загораний без помощи человека. К концу 20-х годов редко можно было найти театры, сцены которых не имели бы противопожарных занавесов и дымовых кла­панов автоматического действия. Пути эвакуации и вы­ходы стали оборудоваться аварийным освещением с ав­тономным электропитанием. Были введены строгие ог­раничения на декорации и огнеопасные сценические эффекты. Театры, выполнявшие профилактические тре­бования, гарантировались от тяжелых последствий по­жаров.

Однако те театры, в которых мерам пожарной бе­зопасности не уделялось должного внимания, по-прежнему становились очередной жертвой огня. Среди теат­ральных катастроф особенно выделяется пожар в театре «Новедадес» в Мадриде (Испания), приведший к гибели 80 человек. Этот пожар с тяжелейшими последствия­ми никак не вязался с техническими достижениями в области пожарной защиты зрелищных учреждений.

Пожар вызвал большой резонанс во всем мире, а об­стоятельства, приведшие к гибели большого количества зрителей, широко комментировались в периодической печати и специальной литературе.

Театр «Новедадес» был одним из самых крупных в столице Испании. В его просторном партере и трех ярусах свободно размещались 2400 зрителей. На сце­не театра, имевшей ширину 20 и глубину 16 метров, ставились драматические и музыкальные спектакли, не­редко с пышными декорациями, огнями и фейервер­ком. Для 660 зрителей партера имелось достаточное количество удобных выходов наружу, но зато на яру­сы можно было попасть только по одной лестнице, вы­ходившей прямо в партер театра. Правда, на ярусы вела еще одна лестница с улицы, но обычно она всегда бы­ла закрыта и зрители ею не пользовались.

Вход в театр "Новедадес" перед пожаром, Мадрид, Испания, 1928 год

Вход в театр "Новедадес" перед пожаром, Мадрид, Испания, 1928 год

На случай пожара портал сцены имел железный противопожарный занавес. В верхней его части была устроена дренчерная установка. Как занавес, так и дренчерная установка приводились в действие со сто­роны сцены вручную. Дымовыми клапанами сценичес­кая часть театра оборудована не была. Лестницы, ко­ридоры, выходы освещались от общей электрической сети. Об устройстве аварийного освещения на путях эвакуации, а также специальной пожарной сигнализации администрация театра не позаботилась. На весь театр был только один телефонный аппарат, доступ к кото­рому имел ограниченный круг лиц. Из средств пожаро­тушения в помещениях театра можно было с трудом найти несколько огнетушителей ручного действия и два внутренних пожарных крана.

По существующему в Мадриде порядку, во время спектаклей на сцене должен был неотлучно находить­ся наряд пожарных, назначаемый из городской пожар­ной команды за отдельную плату. Однако в день пожа­ра никого из пожарных в театре не было. Директор театра распорядился не вызывать их в целях экономии средств.

В субботу 22 сентября 1928 г. в театре давался веселый спектакль «Самая лучшая в гавани». На после­обеденное представление пришло 1600 зрителей, среди них было много женщин и детей. Публика равномерно заполнила партер и три яруса, амфитеатром опоясывавших зрительный зал. Часть кресел осталось незанятой.

Зрители аплодисментами проводили артистов по окончании первого акта. После перерыва весело заиг­рали музыканты, сцену заполнили живописно одетые артисты, зрители с интересом следили за веселым представлением. Время близилось к 9 часам вечера. По ходу действия на сцене показывалось волнующее­ся море, по волнам которого беспечно плыл бутафор­ский кораблик, освещаемый китайскими фонариками. Неожиданно один из фонариков ярко вспыхнул — от соприкосновения с нагретой поверхностью электричес­кой лампочки воспламенилась промасленная бумажная оболочка. Находившийся на сцене режиссер, желая бы­стрее опустить загоревшийся фонарик вниз, крикнул де­журному рабочему на галерее, чтобы он немедленно убрал бутафорию со сцены. Рабочий, не поняв или не расслышав слов режиссера, воспользовался системой блоков и быстро поднял пылающий бумажный фона­рик высоко вверх сцены, где сразу же вспыхнули ви­севшие там декорации из легкой ткани.

Режиссер предпринял попытку опустить противо­пожарный занавес, находившийся на верхнем уровне портала сцены. Но массивный металлический занавес, никогда ранее не приводившийся в движение, ни на сантиметр не сдвинулся с места. Сценический проем оставался открытым. В эти трагические минуты еще продолжали мужественно играть музыканты, а артисты балета показывали затейливые па, отвлекая внимание зрителей от начавшегося на сцене пожара. Тогда режис­сер, чтобы скрыть от публики пожар, распорядился задернуть рекламный бархатный занавес. Как только тя­желые складки алого занавеса закрыли сцену, артисты, режиссер и администраторы поспешили покинуть театр, воспользовавшись выходами и лестницами, располо­женными в сценической части здания театра. Все они в дальнейшем оказались в безопасности. Из числа об­служивающего персонала не успели выйти и задохну­лись в дыму три человека: два рабочих, дежуривших на верхней галерее сцены, и пожилой суфлер, не су­мевший выбраться из тесной будки.

Руины театра "Новедадес", Мадрид, Испания, 1928 год

Руины театра "Новедадес", Мадрид, Испания, 1928 год

Когда дежурный персонал и артисты покидали сце­ну, многочисленная публика в партере и ярусах еще продолжала сохранять спокойствие, ожидая, когда вновь распахнется занавес, и они увидят продолжение спектакля. Настроение публики поддерживали музыкан­ты оркестра, продолжавшие наигрывать веселый мотив. Неожиданно для зрителей красивый бархатный занавес стремительно взметнулся к потолку, его подкладка уже дымилась. Перед ошеломленными зрителями откры­лась пылающая сцена. Именно в этот момент освеще­ние театра погасло, помещения погрузились в темноту, лишь красные отблески горящей сцены зловещими бли­ками освещали зрительный зал. Перед лицом грозной опасности публика партера сохраняла удивительное спокойствие и выдержку. Большинство зрителей пар­тера не поддалось панике, сравнительно быстро поки­нув помещения театра, причем эвакуацией людей ник­то из администрации театра не руководил.

Иная судьба ожидала зрителей, заполнивших яру­сы. Как только они осознали опасность, вся масса лю­дей устремилась только к одной внутренней лестнице, ведущей в партер. На лестнице и у выходов образо­валась неописуемая давка, упавшие люди закупорили своими телами лестничный марш, задние стремились вперед, давя друг друга. Впоследствии пожарными на этой лестнице, получившей наименование «лестница смерти», было обнаружено 48 трупов. Не находя выхо­да из театра через забитую лестницу, люди стали пры­гать с ярусов прямо в партер, калеча себя и других. Лишь очень немногие зрители верхнего яруса сумели правильно оценить обстановку и воспользовались вто­рой лестницей, по которой вышли наружу.

Какая-то женщина в темноте схватила двух детей и чудом выбралась с ними на улицу. Только здесь она с ужасом увидела, что держала за руки незнакомых детей, видимо сидевших с нею рядом. Ее собственные дети остались в пылающем здании. Пожилой мужчина увидел девочку, со страха забившуюся под кресло. Он поднял ребенка над головой и успел спасти его. Родители девочки погибли.

Спасшиеся впоследствии рассказывали, что неко­торые мужчины с ножами в руках яростно пробива­лись к выходу из театра. Они отталкивали людей, бес­пощадно расправляясь с женщинами и детьми.

Через короткое время загорелись деревянные кон­струкции ярусов. Люди оказались в огненном плену. На многих из них вспыхнула одежда, несчастные жерт­вы огня с душераздирающими криками метались в без­результатных поисках выхода из театра.

Жертвы пожара в театре "Новедадес", Мадрид, Испания, 1928 год

Жертвы пожара в театре "Новедадес", Мадрид, Испания, 1928 год

В центральную пожарную часть Мадрида, располо­женную в 700 метрах от театра, одно за другим пос­тупило семь сообщений по телефону о начавшемся по­жаре. Через 3 минуты после вызова пожарные центральной части прибыли к месту происшествия, а затем быстро одна за другой подъехали еще четыре пожар­ные части.

Первоначальные действия пожарных были направ­лены на оказание помощи погибающим. Им удалось спасти 28 человек. Во время спасательных работ обру­шилась крыша театра. Пожар стал угрожать соседним жилым домам. Пришлось одновременно с тушением пожара внутри театра отстаивать от огня и близлежа­щие строения. На борьбу с пожаром было подано 25 стволов. Разборка развалин театра производилась несколько суток.

Разбор завалов после пожара в театре "Новедадес", Мадрид. Испания, 1928 год

Разбор завалов после пожара в театре "Новедадес", Мадрид. Испания, 1928 год

Разбор завалов после пожара в театре "Новедадес", Мадрид. Испания, 1928 год

Разбор завалов после пожара в театре "Новедадес", Мадрид. Испания, 1928 год

Пожар в Мадриде был одним из последних в XX веке крупных театральных пожаров, сопровождавшихся гибелью людей. Строительные нормы и достижения науки и техники дали возможность снизить опасность сценического представ­ления для зрителей, но полностью устранить причины пожаров в театрах не удалось. Сцена продолжает быть очень уязвимой в пожарном отношении.

К характерным пожарам, возникающим по небреж­ности и халатности артистов, обслуживающего и техни­ческого персонала, прибавилась такая распространен­ная причина, как неправильные устройство и эксплуа­тация различного вида электрических установок, кото­рыми перенасыщены современные театры. Распредели­тельный щит, трансформатор, софиты и светильники различных типов, постоянные и временные кабели и электропроводки являются потенциальным источником пожара. По-прежнему в пределах сцены и в карманах (складах) имеется большое количество сгораемых де­кораций, которые обычно выполняются из ткани, натя­нутой на легкие деревянные рамы, занавесов, мебели. Решетки и колосники сцены часто еще выполняются из дерева. Плотность теплового потока при сгорании квадратного метра декорации на сцене достигает в час 300 000 килокалорий.

Некоторые постановки требуют использования ог­невых эффектов. Декорации и другие предметы сце­нического оформления сравнительно легко сделать не­сгораемыми и трудносгораемыми путем поверхностной или глубокой пропитки их огнезащитными составами. Однако огнезащитная пропитка применима для дре­весины и тканей из хлопка, льна, джута, пеньки. В то же время в театрах и цирках за последнее время стали широко применять различные синтетические ткани и пленки, плохо поддающиеся огнезащите. Использова­ние в цирке г. Нитерой (Бразилия) покрытия шатра из нейлона привело к катастрофе. Во время представле­ния в цирке находилось около 800 зрителей, среди них много женщин и детей. Неожиданно произошло вос­пламенение нейлонового покрытия, как предполагает­ся, от короткого замыкания электропроводки. Пылаю­щий шатер рухнул на зрителей. Погибли 350 человек, многие получили ожоги и ранения. Этот последний ка­тастрофический пожар, закончившийся гибелью боль­шого количества людей, произошел в 1960 г. С того времени сведений о массовой гибели людей в театрах и цирках больше не поступало.

Это не значит, однако, что полностью удалось раз­решить сложнуюпроблему защиты от пожаров зрелищ­ных мест. Еще есть случаи гибели людей в кинотеатрах. Довольно часто регистрируются пожары и загорания и в театральных зданиях, к счастью не сопровождающие­ся гибелью людей. Очень трудна проблема защиты от пожаров путей эвакуации людей в крытых спортивных сооружениях, в которых используется нередко большое количество горючего материала для устройства трибун и кресел для зрителей.

Вот далеко не полный перечень театров, которые сильно пострадали или полностью выведены из строя в результате пожаров в послевоенный период:

  • Оперный театр в Женеве (Швейцария) вместимостью 1300 че­ловек. Пожар произошел 1 мая 1951 г. Причиной пожара явилось использование на репетиции порошка ликоподия для создания эф­фекта пламени в опере «Валькирия». Огнем полностью выведена из строя сцена и частично поврежден зрительный зал.
  • Театр в Нимах (Франция) со зрительным залом на 1500 мест. Пожар произошел 21 октября 1952 г. Причиной пожара явился под­жог: актриса из чувства мести преднамеренно подожгла декорации, предварительно облив их спиртом. В результате пожара выгорели сцена и зрительный зал.
  • Фламандский королевский театр в Брюсселе (Бельгия) на 800 мест. Пожар произошел рано утром 25 мая 1955 г. Причина пожа­ра осталась невыясненной. Горение началось со стороны сцены. В ре­зультате пожара выгорела сцена, другие помещения театра не пост­радали.
  •  Театр «Жимназ» в Париже (Франция) вместимостью 900 зрите­лей. Пожар произошел ночью 20 ноября 1955 г. после окончания спектакля. Точная причина пожара не установлена. Предположитель­но он возник по небрежности курильщика. Первоначальный очаг по­жара находился в пределах сцены. В результате пожара огнем по­вреждена сцена. Распространение пожара на зрительный зал было приостановлено противопожарным занавесом.
  • Театр «Казино» в Париже (Франция). Пожар возник 20 декаб­ря 1961 г. во время спектакля — показывалось ревю «Пожар Рима» с большим количеством декораций. Во время показа последней кар­тины на декорации появились языки пламени на уровне первого ко­лосника сцены. Причину загорания декорации установить не удалось. Заведующий постановочной частью приказал немедленно опустить противопожарный занавес, что и было четко выполнено. Все зрите­ли и артисты были выведены администрацией из театра без всяких инцидентов, пострадавших не было. Пожарные города прибыли че­рез 10 минут и локализовали пожар в пределах сцены. Зрительный зал и другие помещения театра не повреждены. Сгорели только все находившиеся на сцене декорации, обработка которых огнезащит­ным составом была произведена два года назад.

При этих пожарах не было человеческих жертв, хотя в театре «Казино» обстановка во время спектакля была очень сложной. Вместе с тем, несомненно, послед­ствия пожаров могли быть гораздо меньшими, если бы театральные помещения были оборудованы системами автоматической пожарной защиты.

Факты о приведенных пожарах, перечень которых можно было бы продолжить, подтверждают необхо­димость соблюдения мер защиты от огня театров и других мест массового пребывания людей.

Пути достижения безопасности зрелищных учреж­дений — это прежде всего правильные конструктивно-планировочные решения их зданий, обеспечение путями эвакуации, широкое внедрение автоматических систем сигнализации и пожаротушения, запрещение использо­вания легкогорючих материалов как для отделки путей эвакуации, так и для оформления сценических поста­новок, повышение ответственности администрации за состояние пожарной безопасности, а следовательно, за жизнь и здоровье людей.

 

Прочитано 9867 раз

Share this post

Отправить в DeliciousОтправить в DiggОтправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в StumbleuponОтправить в TechnoratiОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в BobrdobrОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru