Великое Лиссабонское землетрясение 1 ноября 1755 г.

Землетрясение случилось в Лиссабоне 1 ноября 1755 г. в 9:20 утра. Это было одно из самых разрушительных и катастрофических землетрясений в истории и глубоко потрясло общественность XVIII в. Современные геологи оценивают Лиссабонское землетрясение в 9,5 баллов по шкале Рихтера.

Толчки возникли утром 1 ноября в католический День Всех Святых. Современники утверждали, что землетрясение длилось между тремя с половиной и шестью минутами, образовав гигантские трещины пятиметровой ширины, разрезавшие на части центр города. Выжившие поспешили в открытые места, в доки и увидели как вода отступила, обнажив дно моря, усеянное потерянными грузами и обломками судов. Через мгновение громадное цунами нахлынуло в гавань и на центр города. В районах, не задетых волной, разразился пожар и пламя бушевало пять дней.

Лиссабон был не единственным португальским городом, пострадавшим от землетрясения. Весь юг страны, а именно Алгарве, также пострадал и претерпел общее разрушение. Волны землетрясения ощутила Европа и Северная Африка . Цунами высотой до двадцати метров омыли побережья от Северной Африки до Финляндии и через Атлантический океан Мартинику и Барбадос.

Из населения численностью 275 000 погибло около 90 000. Еще 10   000 жертв насчитывало Средиземноморье и Марокко. Восемьдесят пять процентов Лиссабонских зданий были уничтожены, включая известные дворцы и библиотеки. Некоторые здания, не тронутые землетрясением , были разрушены пожаром . Новенькое здание Оперного театра, открытого всего за полгода до землетрясения, сгорело дотла. Королевский дворец стоял как раз на берегу Тагуса, на площади Террейро де Пасу (Terreiro dе Paco) , и был разрушен землетрясением и цунами. Вместе с ним погибла библиотека в 70 000 томов и сотни ценнейших произведений искусства, в том числе работы Тициана, Рубенса и Коррежио. Исчезли королевские исторические архивы, содержавшие в том числе документы по великим географическим открытиям и другие старинные документы. Землетрясение разрушило также главные церкви Лиссабона, в том числе Собор Санта Мария и базилики Сан Паулу, Санта Катарина, Сан Винсенте ди Фора и Мизерикордиа. Руины монастыря Карму в центре города можно посетить и сегодня. Королевский госпиталь Всех святых был уничтожен огнем, в котором погибли сотни пациентов.

День спустя

Благодаря большой удаче, королевская семья полностью уцелела в катастрофе. Король Жузе I вместе со всем двором в этот день покинул город, отправившись к утренней мессе в Жеронимуш. Инициатива принадлежала одной из принцесс, которая хотела провести святой праздник вне города. Король очень любил своих четырех дочерей и решил исполнить ее желание.

После катастрофы у Жузе I развилась боязнь стен и закрытых помещений, и весь двор проживал в громадном комплексе павильонов и палаток на холмах Ажуда, в то время пригороде Лиссабона.

Как и король, премьер министр Себаштиау ди Мелу (в последствии Маркиз Помбал) выжил в землетрясении. С прагматизмом, характеризовавшим все его правление, Премьер-министр немедленно начал организацию восстановительных работ. Он не был скован никаким шоком, и по утверждениям очевидцев, немедленно ответил: «Что делать сейчас? Мы похороним мертвых и позаботимся о живых». Его быстрая реакция направила в город отряды пожарных и санитарные команды по удалению тысяч мертвых тел. Благодаря этому за землетрясением не последовало значительных эпидемий, совершенно обычного для эпохи дела.

Что касается самого города, Премьер-министр и король пригласили архитекторов и инженеров, и менее чем через год Лиссабон уже был полностью освобожден от руин и реконструировался. Король был настроен на создание нового, прекрасно обустроенного города. Большие площади и широкие прямолинейные улицы были символами нового Лиссабона. Кто-то спросил Маркиза Помбала, для чего ему нужны такие широкие улицы. Маркиз отвечал: «Однажды они будут слишком маленькими...» и был совершенно прав. Движение в этой части города сегодня исключительно одностороннее.

Новый центр города, известный сейчас как «Помбалиновский центр» или «Байша»– одна из привлекательнейших частей Лиссабона. Эти здания также известны как первые сейсмозащищенные конструкции в мире. В начале они были построены в виде маленьких деревянных макетов и подвергались испытаниям: землетрясение симулировалось марширующими вокруг войсками.

Социальные последствия

Землетрясение сотрясло больше, чем просто город и здания в нем. Лиссабон был столицей государства, всегда преданного католической вере, с историческими инвестициями в Церковь и евангелизацию колоний. Более того, катастрофа грянула в важный католический праздник и разрушила все важнейшие соборы. Для набожных умов 18 века подобная манифестация божьего гнева была совершенно непостижима. В последующие дни инквизиторы «прочесывали» города, вешая всех подозреваемых в ереси, и обвиняя их в постигшем страну бедствии. Многие писатели того времени, такие как Вольтер, упоминали землетрясение в своих сочинениях. Лиссабонское землетрясение заставило многих усомниться в существовании Бога, допустившего такое развитие событий.

Во внутренней политике землетрясение также сыграло серьезную роль. Прерьер-министр был любимцем короля, но знать не признавала его, как выскочку. Эти чувства вновь вернулись, и шла непрерывная борьба за влась и королевское внимание. После 1 ноября компетентные меры Маркиза Помбала понизили влияние аристократической стороны. Конфликты были непрекращающимися, и молчаливая оппозиция королю Жузе стала нарастать. Всему этому суждено было завершиться покушением на жизнь короля и изгнанием могущественного семейства Тавора.

Рождение сейсмологии

Компетентные действия Премьер-министра не ограничивались восстановлением города. Маркиз организовал опрос-перепись по всем городам и весям страны о землетрясении и его последствиях. Вопросы включали следующие:

  • сколько длилось землетрясение ?

  • сколько ощущалось последующих толчков ?

  • каковы были разрушения ?

  • вели ли животные себя странно? ( вопрос, возможно, звучит нелепо, но он предвосхитил исследования китайских сейсмологов в 1960-х гг. )

  • что происходило с колодцами?,

и многие другие.

Результаты опроса до сих пор хранятся в Башне Томбу, национальном историческом архиве. Исследуя эти сведения, и согласуя их с другими источниками (записями священников), современные ученые смогли восстановить научную картину события. Без опроса, организованного Маркизом Помбалом, первой попытки сейсмологического, объективного описания, это было бы невозможно. Вот почему Помбал считается предтечей сейсмологической науки.

Геологические причины этого землетрясения и сейсмической активности в районе Лиссабона до сих пор обсуждаются современными учеными. Поскольку Лиссабон расположен в центре тектонической платформы, очевидных предпосылок для события нет. Португальские геологи предполагают, что землетрясение было связано с первыми проявлениями возникновения атлантической зоны субдукции (сдвига тектонических плит).

Хотя Премьер-министр Себаштиау ди Мелу упоминается здесь как Маркиз Помбал, титул был присвоен ему лишь в 1779 г.

Прочитано 2500 раз

Share this post

Отправить в DeliciousОтправить в DiggОтправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в StumbleuponОтправить в TechnoratiОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в BobrdobrОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru