Танкер «Экссон-валтисс». 24 марта 1989 года.

3 марта 1989 года капитан Джозеф Хейзелвуд зашел в бар в портовом городе Вальдес. Было 16 часов, и у него выдалось несколько часов свободного времени, пока на нефтяном терминале перекачивали в танкер 200 миллионов литров сырой нефти. Хейзелвуд играл в дартс со своими помощниками и пил водку. Теплая компания весь вечер отдыхала в баре.

Отправная точка трагедии

      Беззаботная попойка в портовом баре послужила отправной точкой для последующих трагических событий. Полмиллиона морских птиц погибли от разлившейся нефти, в липкой черной жиже в страшных мучениях умерли тысячи тюленей и морских выдр, а местные рыбаки остались без средств к существованию. Судно, ставшее на Аляске синонимом экологической катастрофы, называлось «Эксон Вальдес».

      Судя по записи в судовом журнале, капитан и его подчиненные вернулись на судно в 20:30. Погрузку к этому времени закончили, и танкер был готов выйти в море.

      В 21:12 супертанкер длиной 300 метров медленно отделился от терминала Трансаляскинского нефтепровода. На борту танкера находился лоцман, который должен был провести судно через пролив Вальдес. Лоцман показал впоследствии, что от Хейзелвуда несло спиртным, но он не счел нужным сделать замечание капитану.

Алкоголик — капитан супертанкера

      Лоцман покинул судно в 23:25, и командование принял Джозеф Хейзелвуд. Он был опытным моряком — из своих сорока двух лет более двадцати работал на пароходную компанию «Эксон». Хейзелвуд в течение девяти лет много раз проводил танкер по этому пути и знал его как свои пять пальцев. У Хейзелвуда были проблемы с алкоголем, и руководство было в курсе этой проблемы. Несмотря на лечение, он продолжал пить. У него даже отобрали водительские права. Вскоре после того как лоцман сошел с танкера, «Эксон Вальдес» встретился с айсбергом, отколовшимся от ледника. В тех местах айсберги не редкость. Капитан запросил у береговой охраны разрешение отклониться от обычного курса, чтобы обойти айсберг — именно так и следовало поступить по установленному порядку.

      Получив разрешение, Хейзелвуд сбавил скорость судна до 12 узлов и направил его через небольшие ледяные поля. После этого капитан оставил вместо себя на мостике третьего помощника Грегори Казенса. Он дал помощнику подробные указания, в каком месте нужно вернуться на прежний курс, и дважды переспросил, справится ли тот. Получив утвердительный ответ, капитан ушел в свою каюту, упал в койку и заснул мертвецким сном.

Одна ошибка влечет за собой другую

      Знал ли Джозеф Хейзелвуд, что Грегори Казенс не имел лицензии на управление супертанкером на этом морском пути? Заметил ли капитан, что его помощник переутомлен? Этого до сих пор никто не знает. В 23:50 Казенс стоял на мостике «Эксон Вальдеса» и пытался провести танкер через пролив Принца Уильяма. Нужно было идти на восток, потом повернуть на юго-запад, чтобы вернуться на безопасный путь. Но помощник пропустил место, где следовало повернуть, и направил танкер с осадкой 20 метров прямо на рифы!

      От удара о подводные скалы в грузовых танках по правому борту образовались три пробоины, наружная обшивка танкера частично разорвалась. Казенс пытался остановить судно, но времени на это уже не было. В двух милях к югу от первой скалы, на рифе Блай, танкер сел на мель. В нефтяных танках зияли дыры. Казенс сообщил капитану по телефону: «Кажется, у нас большая проблема». Хейзелвуд поспешил на мостик. «Мы потеряем немного нефти, — сказал он. — Думаю, мы застрянем здесь на некоторое время».

Спокойствие, только спокойствие!

      Наступила Страстная пятница, 24 марта 1989 года. В 00:04 нефть из супертанкера «Эксон Вальдес» потекла в пролив Принца Уильяма. В течение пяти часов после аварии в море вылилось 40 миллионов литров нефти! При таких чрезвычайных обстоятельствах требовались быстрые и решительные действия, но вокруг царило спокойствие.

      Судно для ликвидации аварийных разливов нефти стояло на ремонте, нигде поблизости не оказалось оборудования, которое используют при крупных нефтяных разливах.

      В первые часы после аварии нефтяная пленка растеклась по водной поверхности на семь километров. Только через 18 часов возле танкера появилась первая группа ликвидаторов последствий аварии!

      Все шансы ограничить масштабы бедствия были упущены. 27 марта начался сильный шторм, который растащил нефгь еще дальше, и сплошной черный слой покрыл более 7500 квадратных километров моря. Нефть загрязнила побережье на протяженности двух тысяч километров.

Борьба с «черной смертью»

      Когда на место катастрофы наконец прибыли рабочие концерна и добровольцы, они увидели жуткую картину. На покрытом вязкой черной массой побережье тысячи птиц отчаянно боролись за жизнь. Их перья слиплись от нефти, некоторые из них кричали, другие бились в агонии, третьи уже валялись на черном берегу изуродованными безжизненными тушками. Вокруг «Эксон Вальдеса» теснились танкеры, которые поспешно выкачивали еще оставшуюся в его танках нефть. Концерн «Эксон» в течение нескольких недель доставил в район бедствия 11 тысяч временных рабочих, которые с помощью химических средств и насосов очищали от нефти берег. 29 марта они начали собирать на берегу и уничтожать мертвых птиц.

      Работы по очистке побережья продолжались три года и обошлись концерну «Эксон» в два миллиарда долларов. Пострадал не только животный мир — сотни рыбаков после разлива нефти остались без работы. Люди, трудившиеся на ликвидации нефтяного загрязнения, теперь страдают болезнями легких, печени, неврологическими заболеваниями, частыми носовыми кровотечениями…

Кто виноват?

      Суд на Аляске не принял во внимание, что капитан был пьян. Через много часов после катастрофы в крови Хейзелвуда осталось 0,6 промилле алкоголя, но, поскольку анализ сделали слишком поздно, его результат не мог учитываться судом. Поэтому приговор был вынесен довольно мягкий: «за допущенный по халатности разлив нефти» капитана приговорили к 50 тысячам долларов штрафа и тысяче часов общественно-полезных работ на Аляске. Только к 2001 году недобросовестный капитан супертанкера выплатил штраф и отработал положенные часы. Капитаном он больше никогда не будет.

      Хейзелвуд 20 лет не давал интервью и только весной этого года сказал, что всем сердцем винит себя за вред, причиненный им человечеству.

      Концерн «Эксон» по-прежнему транспортирует черное золото в нефтеналивных судах. Авария обошлась его владельцам очень дорого, ведь пришлось заплатить компенсацию рыбакам и финансировать работы по очистке берега. Представители концерна подчеркивают, что авария произошла вследствие рокового стечения обстоятельств и что предприятие не несет за это непосредственной ответственности.

Новая жизнь «Эксон Вальдеса»

      В 1994 году «Эксон» был приговорен к дополнительной выплате пяти миллиардов долларов, что составляет годовую прибыль концерна. По мнению суда, вина руководителей концерна заключается в том, что, зная об алкогольной зависимости Хейзелвуда, они назначили его капитаном супертанкера. Концерн обжаловал приговор и добился его отмены. В июне 2008 года Верховный суд США уменьшил сумму штрафа до 500 миллионов долларов. Между тем нефтяной гигант, который сейчас называется «Эксон Мобил», в течение 20 лет выплатил пострадавшим только 75 процентов компенсации.

      Если бы танкер «Эксон Вальдес» имел двойную обшивку, масштабы бедствия были бы меньше. После 1989 года танкеры, которые заходят в американские порты, должны иметь двойную обшивку. «Эксон Вальдес» после ремонта не вернулся к берегам Аляски, но еще долго бороздил моря. В 2002 году его отправили на металлолом.

      Избавиться от нефти в проливе Принца Уильяма так и не удалось. При низких арктических температурах нефть разлагается очень медленно, так что в обозримом будущем экология пострадавшего региона не восстановится.

 

Прочитано 7782 раз

Share this post

Отправить в DeliciousОтправить в DiggОтправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в StumbleuponОтправить в TechnoratiОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в BobrdobrОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru